Почему Всемирный банк отказался от рейтинга Doing Business и что это значит для России

17 сентября 2021

Здание Всемирного банка в Вашингтоне

Автор фото, Getty Images

Всемирный банк отказался от рейтинга Doing Business, который оценивал, насколько легко вести бизнес в той или иной стране. Российские власти еще в 2012 году намеревались к 2018 году добиться попадания в топ-20 рейтинга. Эта задача так и не была выполнена. Почему Всемирный банк отказался от Doing Business и что этот рейтинг значил для России?

«Корректировка» рейтинга Китая и Азербайджана

Решение прекратить публикацию рейтинга связано с появлением летом прошлого года данных, свидетельствующих о грубых нарушениях во время подготовки предыдущих отчетов, сообщил в четверг Всемирный банк.

Публикация рейтинга была приостановлена еще в августе 2020 года. Тогда было начато сразу два расследования — внутреннее и внешнее, последним занималась американская юридическая компания WilmerHale.

По итогам проверки были найдены существенные нарушения в отчетах 2018-го и 2020 годов.

Расследование показало, что в 2018 году составители рейтинга сознательно допустили некорректное улучшение рейтинга Китая, а в 2020 году аналогичная ситуация наблюдалась с позицией в рейтинге Саудовской Аравии. Без искажающих корректировок Китай в рейтинге 2018 года находился бы на 85-й позиции, а не на 78-й, заключили аудиторы. В случае с Саудовской Аравией речь шла о завышении рейтинга на одну позицию: в 2020 году без корректировки страна была бы на 63-м месте, а не на 62-м. «Корректировка», коснувшаяся рейтинга Азербайджана, была отрицательной и привела к снижению позиции страны в рейтинге.

Как выяснилось в ходе расследований, изменения в рейтингах были сделаны под давлением бывшего главы Всемирного банка Джима Ён Кима, руководителя Международного валютного фонда Кристалины Георгиевой и одного из создателей рейтинга — Симеона Дянкова.

В отчете WilmerHale говорится о встречах Джима Ён Кима с неназванными официальными лицами Китая, а также о назначении Кристалины Георгиевой (на тот момент исполнительного директора Всемирного банка) ответственной за «коррекцию» рейтинга и попытки манипуляций с местом КНР в рейтинге.

Аудиторы назвали и причины, по которым манипуляции с рейтингом стали возможны. В их числе — практика возмещающих контрактов банка с богатыми странами, конфликт интересов и внешнее наблюдение за составлением рейтинга. Еще один фактор — временный статус некоторых сотрудников Всемирного банка, которые, опасаясь увольнения, поддавались давлению и выполняли сомнительные распоряжения руководства.

Также, как отмечает WilmerHale, команде составителей рейтинга приходилось работать в условиях «токсичной атмосферы», за которую был ответственен создатель Doing Business Симеон Дянков.

Почему этот рейтинг был так важен для России?

Российские власти придавали рейтингу большое значение: одно время прогресс в рейтинге Всемирного банка даже включали в KPI для чиновников.

В мае 2012 года сразу после инаугурации президент России Путин подписал «майские указы». Тогда это были 11 разных документов, каждый охватывал отдельную сферу. Среди прочего Путин поставил задачу к 2018 году вывести страну в топ-20 рейтинга Doing Business.

И хотя в первую двадцатку у Россия так и не попала, чиновники были довольны достигнутым прогрессом.

Россия за последнее десятилетие заметно улучшила свои позиции в рейтинге: если в 2012 году Россия была на 120-м месте в соседстве с Кабо-Верде и Коста-Рикой, то в 2020 году стала 28-й.

В апреле 2019 года Путин опять поставил вывести страну в топ-20 — на этот раз к 2024 году.

Тогда же, в 2019 году, болгарский экономист, создатель рейтинга Симеон Дянков отмечал, что России в ближайшие годы будет сложно войти в топ-20 или даже топ-25. Он обращал внимание на то, что продвижение России в рейтинге замедляется. Он объяснял это тем, что «российское правительство стало делать все меньше и меньше».

Тем не менее при публикации рейтинга экономисты Всемирного банка из года в год обращали внимание на положительные изменения для бизнеса в России. В 2019 году они отмечали, что в стране была упрощена процедура подключения зданий к электричеству, значительно упрощена процедура уплаты налогов, а также заметно сокращено время на обработку информации со стороны властей.

«Безусловно, стремление вырасти в Doing Business приводило к тому, что какие-то локальные законы, процедуры, правила менялись к лучшему. Если бы они еще и исполнялись, было бы даже хорошо», — сказал Би-би-си экономист Андрей Мовчан.

Ректор Российской экономической школы Рубен Ениколопов отмечает, что усилия властей привели к положительным изменениям для бизнеса, но они не стали определяющими для улучшения делового и инвестиционного климата в России.

«По большей части, [для России] это было бумажное упражнение, которое было достаточно бесполезным», — сказал Би-би-си Ениколопов.

По мнению Мовчана, нет никакой корреляции между тем, как Россия росла в рейтинге и тем, что происходило с бизнесом в стране.

«Полезно ли это бизнесу, можно судить по объему бизнеса в стране. Если вы посмотрите, то количество малых предприятий у нас уменьшается, их доля в ВВП падает, ВВП стагнирует, доля импорта в стратегически важном оборудовании растет, но зато в Doing Business мы растем», — говорит Мовчан.

Что было не так с рейтингом?

Рейтинг Doing Business в течение всего своего существования критиковали за то, что он не вполне отображает реальный инвестиционный и деловой климат в странах.

Например, в 2019 году в России был арестован основатель инвестиционного фонда Baring Vostok, американский бизнесмен Майкл Калви. Его обвинили в хищении средств банка «Восточный». Дело Калви негативно повлияло на бизнес-климат в России, отмечали экономисты. Несмотря на это, в 2020 году Россия улучшила свою позицию в Doing Business.

Также критики обращали внимание на то, что Россия, оказавшаяся в топ-30 Doing Business, занимает куда более скромные позиции в других схожих рейтингах. Так, в индексе восприятия коррупции, который составляет Transparency International, в 2020 году Россия заняла 129-е место, поделив его с Габоном, Малави, Мали и Азербайджаном.

Многие эксперты подчеркивали, что рейтинг Doing Business отличается весьма формальным подходом к оценке делового и инвестиционного климата в странах.

Как отмечает Андрей Мовчан, рейтинг никак не учитывал, например, «реальное неисполнение законодательства».

«То есть рейтинг мог формально повышать страну, потому что законодательство становилось лучше, а тот факт, что законодательство не соблюдалось в этой стране, он не учитывал никак», — говорит эксперт.

Он приводит в пример высокую оценку Всемирным банком возможности подключения зданий к электричеству в России.

«В то время как на практике подключиться к электроэнергии в России всегда было крайне тяжело и дорого, потому что там огромное количество препонов — вокруг законодательства, в обход законодательства», — отмечает Андрей Мовчан.

Рубен Ениколопов поясняет, что Всемирный банк стремился сделать рейтинг максимально объективным — то есть основанным на параметрах, поддающихся формальной оценке.

«Точных формальных методов определения уровня коррупции нет, поэтому у Doing Business нет этого параметра. То есть они попались в такую ловушку: с одной стороны, они хотели сделать рейтинг, основанный на абсолютно объективных показателях. С другой стороны, попытка основываться только на абсолютно объективных показателях тоже не работает», — говорит Ениколопов.

Из-за формального характера рейтинга стали возможны манипуляции им, считает эксперт.

По словам Мовчана, таким механистическим подходом пользовались и сами участники рейтинга, улучшая лишь те параметры, которые учитывались в рейтинге, и фактически оставляя без внимания многие другие.