Санкции США, ситуация с Зеленским и отношение к Путину: большое интервью с Кадыровым

Глава Чечни Рамзан Кадыров дал большое интервью телеканалу «Россия 24», в котором рассказал о санкциях, введенных в отношении его семьи, ситуации с Зеленским, а также о своих мечтах.

— Рамзан Ахматович, скажите, пожалуйста, какая у вас была первая реакция, когда вы узнали о том, что санкции наложены не только на вас, но и на вашу семью?

— Я сначала не понял, я думал, что последние санкции — это «Магнитский». Я думал, что это самые серьезные санкции. Потом смотрю — жена, дочери старшие… Я потом в группу написал, говорю: «Вы здесь знаменитыми стали, поздравляю. Вы тоже теперь в списке». Все посмеялись. Младшие спросили, почему не включили их. На самом деле это смешно. Это есть их демократия, свобода слова, права человека. Замужние мои дочери причем тут? Они политикой не занимаются, у них культура, мода, образование. Причем тут моя жена? Это смешно. Вот и есть Америка. У них нет ничего серьезного. Они выбирают глав субъектов, таких шутников, таких людей, как они сами. Они человечество точно хотят уничтожить. Хотят, чтобы безнравственными все были, без культуры, без ничего, поэтому мы не удивляемся. Если они сейчас придумают робота Кадырова, все равно не удивимся — они на это способны. Поэтому, от греха подальше.

Я радуюсь, потому что они еще раз показали свое лицо. Я был в списке, который запрещает мне въезд в Америку. Смешно. Мы младшим говорим: «У вас есть перспектива, постарайтесь, чтобы вас тоже включили. Обращайтесь, сделайте заявление, что вы тоже хотите в эти же санкции, в которых мы находимся». США этим хотят, я считаю, семейный институт разрушить. Я же говорю, что семейный институт надо укрепить. И то, что они нам запретят въезд в Америку или в Европу, от этого ничего не меняется, ни холодно, ни жарко. Я никогда не был в западных странах. Единственное, был в Германии. Если нужно поехать в Германию или Европу — не проблема абсолютно. Есть левые пути, по которым можно свободно доехать до любой точки мира.

Я сегодня спрашивал у старшей дочки: «У тебя было когда-нибудь желание поехать в Америку?» Говорит, что никогда в жизни.

Европейские страны не зависят от себя, они зависят от Америки. Если там что-то не так, им скажут «ас-саляму алейкум» и все, потому что у них нет независимости, нет суверенитета. И почему против нашего государства идет эта борьба? Экономическая борьба, политическая борьба. Потому что Россия суверенная и независимая ядерная держава. Они этому не рады. Они хотят, чтобы мы стали как Украина, как другие европейские страны. Вот и вся борьба.

Кадыров им не нравится потому, что они знают, что мы можем выполнить любой приказ, любой сложности. Самая оправданная сила — это пехота. Да, разбомбить можно, уничтожить. Дальше продвигаться невозможно. Поэтому они знают, что мы боевая пехота, которая может отстаивать интерес в любой точке мира при любых условиях.

Я нарушил права человека… Докажите мне, покажите, где я дал приказ? Если я дал приказ, ни одна структура мне не подчиняется. Их назначаю не я, их назначение не у нас находится в республике. Я абсолютно не подписываю бюджет, росписи нет у меня там. Если я дал приказ, то покажите мне его письменный вариант или голосовой. Наоборот, мы боремся, погибая, защищая права человека. Остановили войну, уничтожили международный терроризм.

Я думаю, что Нобелевскую премию мне дадут за то, что я выгнал терроризм, а не наоборот. Мы закончили войну, должны радоваться. Афганистан, около двух миллионов человек погибших… Сколько идут военные действия? Не может Америка, ничего никто не может сделать. А мы благодаря президенту страны Владимиру Путину навели порядок, мирно живем, развиваемся, полтора миллиона населения спокойно живут.

В Афганистане каждый день убивают, в Ливии каждый день убивают под их руководством, Сирия. Кто хозяин всего этого? Поэтому я говорю правду, я прошу их, чтобы они тысячу санкций придумали против меня. Если у них нет дел, пусть придумывают санкции против меня.

Представляете, в мире умирают десятки тысяч и каждый день по 200, по 300 тысяч заболевших. Одна болезнь — COVID-19. Америка борется днем и ночью, как они говорят. Они придумали в этих условиях включить в список санкций Кадырова Рамзана и жену, и двоих дочерей. Представьте, как это смешно? Сколько там умирает людей? Больше нет проблем у Госдепа что ли?

Я сегодня получил конкретную информацию: Помпео дал приказ убить Флойда, чтобы шум поднять, чтобы Трамп не мог выиграть выборы. Это СБУ Украины говорит. Я не могу не верить, потому что у них взаимодействие очень сильно налажено против нашего государства, они ведут идеологическую, военную и экономическую борьбу, используя украинские спецслужбы. Поэтому я сегодня собрал всех и сказал, чтобы включили Помпео во все санкции Чеченской республики. Как он появится, мы его посадим сразу в тюрьму и все счета арестуем его. Пусть приедет. Придется отвечать.

— Параллельно с этой санкционной историей есть еще долго тянущаяся история в связи с вашими выступлениями в Сети. Периодически это блокируется. Причем, когда смотришь, понимаешь, что речь идет о чем? О том, что в основном подписчики молодежь, и вы молодежи пытаетесь привить какие-то качества — любовь к семье, близким, уважение к старшим, заниматься спортом, то есть видимых причин для того, чтобы их блокировать, нет. Почему это происходит, по вашему мнению?

— Мне один разведчик, работавший в структурах Израиля, сказал, что меня скоро заблокируют в соцсетях. Я спросил почему. Мне ответили, что я очень популярен в Америке, поскольку они говорят одно, а я другое. Оказывается, информация была правдивая. Я никаких нарушений не делаю. Там, если не то выставляешь, у них предупреждение бывает. Меня без предупреждений заблокировали. Докажите хоть одно преступление, которое я совершил, пусть мой народ скажет. Если сегодня 99,9 процента людей не выйдут, чтобы поддержать меня, я готов признать, что являюсь тем человеком, о котором говорит Америка.

Это я не просто слова говорю. Я на сто процентов уверен в своем народе. Я своих самых близких людей хоронил, чтобы у нас была Конституция, чтобы у нас были законы, чтобы у нас был флаг, герб, чтобы мы состоялись как регион, республика, государство. Я всю свою жизнь посвятил этому. И моя семья всегда страдала из-за этого. Каждое утро, когда уходили, смотрели друг на друга, как последний раз, и возвращались как будто из той жизни, радовались.

Вот Америка сама призналась бы, что, по-моему, в 2006 или в 2007 году они нам дали диплом «Самый быстроразвивающийся город» — Грозный. Они признавали мои заслуги, вручали диплом. Что случилось резко? Они же хвалили, что мы быстро строим, восстанавливаем республику, строим мирную жизнь. Над этим целые институты работают. На психологию людей давить не так просто. Поэтому целые институты разрабатывают какую-то определенную стратегию. Мы эти институты в борьбе с международным терроризмом все уничтожили, а также их агентов.

— У вас прекрасные лошади, которые теперь под санкциями. Просто совершенно непонятно, в чем причина. Еще интересен такой момент, поскольку это серьезные лошади: кто больше проиграл?

— В экономическом плане мне не жалко. Когда я занимаюсь животными, я занимаюсь любимыми делами. Вот мне лошадь Зазу жалко, у нее очень хорошая была перспектива. Обидно, что сейчас лошади находятся в конюшне, не развиваются, родословие остановилось. У них чистая кровь. Как можно так поступить? Я даже не знаю. Я им даже предлагал: пусть они скачут там, пусть живут там, отдадут кому-то, пусть приносят пользу бедным или сиротам, но зачем убивать животных в конюшне, они хотят скакать.

— То, что произошло и то, что происходит — это попытка проявить неуважение к вам и в том числе к чеченскому народу. Как люди на это реагируют? Вы же четко совершенно знаете дыхание здесь. Как люди на это все смотрят?

— Все, кто меня видят, говорят: если ты и твоя семья в списке, то мы тоже. Нет ни одного человека у нас в республике, чтобы по-другому говорили. У нас другой менталитет, другие взгляды, чеченцев нельзя напугать. Они думают, что чеченцев напугал Кадыров. Никогда в жизни нас невозможно напугать и заставить насильно. Мы не оставляем свое. Напугать или силой завоевать любовь невозможно. Можно сделать это с помощью уважения, преданности. Они этим нас не возьмут, другой подход нужен к чеченцу.

— Хочется спросить о вашей идее пригласить Помпео к вам в гости. Это, с одной стороны, прозвучало все очень любопытно, а, с другой стороны, просто хочется понять, зачем это вам. Неужели вы думаете, что можно переубедить человека?

— После информации СБУ я уже полностью передумал. Я обращаюсь к европейским, западным организациям, чтобы они разобрались, проверили информацию, потому что Помпео замечен в преступлениях. Таким людям у нас нет места. Мы с такими людьми, которые убивают и дают приказы убивать, воюем с ними, воевали и будем воевать, чтобы сохранить человеческую жизнь, чтобы не нарушили покой населения. Для него в Чеченскую республику дорога закрыта. Я думал поговорить, переубедить его, чтобы он не игрался в политику с нами, выбрал другие государства, регионы, но не нас.

Когда в первый раз меня включили в санкции, я почувствовал, что, оказывается, меня знают, боятся. США — великая держава, но они боятся и меня, и моих дочерей, даже неудобно.

— Совершенно непонятная история с Зеленским. Вы совершенно четко охарактеризовали эту ситуацию как личный вопрос. Какой вы ожидаете реакции? Как вы думаете, последует ли она?

— Когда мы первый раз ему позвонили, объяснили, он сказал, что не знал, клялся, божился, как мужчина принес извинения. Недавно мне прислали ролик. Я думал, что это новый, а, оказывается, 2018 года. Я опубликовал его в Telegram и написал: «Если ты мужчина, будь мужчиной. Если шут, будь шутом».

Мы всегда были и остаемся братьями со всеми народами Украины, Белоруссии, Узбекистана, Казахстана, Грузии. Дали ему возможность: оставь политику, займись государством. Я ему по-мужски говорил, чтобы он извинился, потому что для меня честь важнее всего. И я не политический вопрос ему задал, я его чисто по-мужски спросил. Если он мужчина, он по-мужски ответит. Если он шут, то как шут ответит. Если он кукла, если кукловоды скажут, он так ответит. Я ему говорю: я за семью, за родителей, за честь должен спрашивать. Если даже после этого меня сразу убьют или посадят пожизненно, я это решаю. И пусть меня за это накажут по любым законам, потому что лучше быть, как у нас говорят, орлом и жить 30 лет, чем вороной 300 лет. Мы сказали свое слово.

— Вам и вашим единомышленникам удалось сделать так, что в республике не стало террористов. Как вам это удалось? На какие силы вы еще опирались?

— Мы не потеряли свои обычаи, традиции. Войной победить невозможно никак, потому что убиваешь одного, рождаются другие — так это продолжается в Афганистане. Вот сколько лет идет война, сколько погибших мирных людей, не говоря о тех, которые воюют.

У нас поставлена задача президентом страны, верховным главнокомандующим, нашим первым президентом — все делать для того, чтобы наступил мир, чтобы получили свободу, покой, порядок и благополучие. Был заложен крепкий фундамент. Мы по этому пути идем и мы нашли общий язык с населением, с народом, мы смогли через религиозные, политические, общественные институты донести до населения, чего мы хотим. Мы не хотим воевать. Мы не радуемся от того, что мы воюем. Задача была сохранить любым путем человеческую жизнь, не разрушать города, дома. Эту задачу, которую нам поставил наш президент, мы выполнили. Мы все сделали для того, чтобы война закончилась. Объясняли людям, для чего спецоперации, контртеррористические операции, зачистки. Нигде не будет войны, если народ сам оставит ее и займется мирной жизнью.

Наш друг — это Россия. Наш народ сделал свой выбор: мы хотим жить в составе Российской Федерации, приняли Конституцию. Хоть убейся Америка, Европа — мы часть территории Российской Федерации, мы граждане России, от этого никуда не уйти. Это выбор моего народа. Мы это бережно охраняем и никому не отдадим.

— Задача выполнена, успех на 100 процентов. Казалось бы, что еще? У вас есть мечта?

— Мечта заключается в том, чтобы на 100 процентов быть уверенным — нас никогда больше не втянут в никакие войны. Я считаю, что основную, главную задачу, которую дал первый президент, мы выполнили. Я считаю, что мы оправдали доверие нашего президента Владимира Путина.

Сегодня у меня мечта — оставшуюся жизнь провести со своей большой семьей спокойно, чтобы не было из-за меня интриг у моего региона, народа. Я думаю, что свою задачу выполнил, а дальше — спокойная жизнь. Когда нет у тебя личной жизни десятки лет, ни утром, ни вечером, ни ночью — всегда в строю. Нет у меня болезни дальше расти. Главное, чтобы люди жили мирной жизнью, а я хочу радоваться с ними вместе.

Некоторые думают, что я люблю власть, что я этим горжусь. Когда в школе спрашивали, кем хочешь стать, все говорили, что танкистом, футболистом, космонавтом. А я всегда говорил, что хочу быть свободным человеком. Я никогда не думал, что буду работать. Если бы мне сказали, что я стану работником госструктуры, я сказал бы, что тот человек сумасшедший. Но мне доверили самый сложный регион, зная, что я не политик. Я работу не просил, должность не просил, это президент сам знает. И он дал мне все, он дал мне возможность спасти мой народ, восстановить республику, построить прочную экономику.

Я всегда мечтал, чтобы мой отец гордился мной.

Президент дал мне команду, я выполняю ее и этим горжусь. Уверен, что он об этом знает, чувствует, потому что сильный психолог, мудрый, дальновидный человек.

Когда мне сказали, что звонит Путин, я быстро добежал, взял телефон. Владимир Путин спросил: «Ты сидишь?». А я ответил: «Когда с вами разговариваю, по стойке смирно стою». Сам верховный главнокомандующий подписал и поздравил меня. Не просто президент, а великий человек, мудрый политик, самый авторитетный человек в мире.

— Спасибо большое за интервью!