Протестующих в Бейруте заставили покинуть МИД Ливана. Но они заняли другие министерства


Media playback is unsupported on your device

Десятки протестующих в Бейруте ворвались в министерство иностранных дел во время демонстрации из-за масштабного взрыва во вторник, унесшего жизни по меньшей мере 158 человек. По данным СМИ, через несколько часов оттуда их вытеснила армия, однако протестующие успели занять несколько других ведомств.

Взрыв в порту, прогремевший 4 августа, разрушил целые районы города и обострил недовольство ливанцев действующей властью.

Взрывоопасная селитра хранилась на складе в ожидании утилизации с 2014 года и так и не была вывезена. Правительство обещало найти ответственного за это.

Двух министров, которые за последние дни пытались посетить разрушенные районы, прогнали местные жители.

Премьер-министр Ливана Хассан Диаб в субботу выступил с обращением, в котором заявил, что взрыв произошел из-за коррупции. Он также заявил, что видит выход из кризиса в досрочных выборах.

От 5 до 10 тысяч человек приняли участие в акции протеста, которая включала в себя шествие из одного из наиболее разрушенных районов города у порта до центральной площади Мучеников. На ней протестующие установили виселицы, выразив таким образом свое мнение о руководстве страны.

Стычки протестующих с полицией начались практически сразу. Некоторые демонстранты бросали палки и камни, полиция ответила слезоточивым газом и резиновыми пулями. У здания парламента установлены баррикады, чтобы протестующие не смогли туда попасть.

Что происходит в министерствах

Десятки протестующих штурмовали министерства и штаб-квартиру банковской ассоциации.

Сначала несколько десятков человек, скандировавших антиправительственные лозунги, сожгли портрет президента Мишеля Ауна и ворвались в министерство иностранных дел и призвали к штурму остальных министерств.

«У нас получилось. Это все наше. Полиция за воротами. Они не смогли остановить нас», — сказала одна из протестующих по имени Ребекка Би-би-си.

Она рассказала, что в здании находятся около 100 демонстрантов, которые проникли внутрь, так как оно было повреждено во время взрыва во вторник. Она добавила, что протестующие намерены оставаться там как можно дольше и занять другие министерства.

По данным СМИ, эту группу протестующих спустя несколько часов вытеснили военные, однако другие здания все еще заняты демонстрантами.

На кадрах с места событий видно, что протестующим удалось занять министерства энергетики и экономики.

Военные также патрулируют улицы на машинах с пулеметами.

По данным Красного Креста, в результате беспорядков уже пострадали по меньшей мере 230 человек. По данным местных СМИ, пострадавших уже почти 500.

«После трех дней уборки, разбора обломков и зализывания наших ран […], пора позволить нашему гневу взорваться и наказать их», — сказал 28-летний активист агентству Франс пресс.

Что известно о взрыве

Власти Ливана намерены выяснить, не был ли взрыв аммиачной селитры в Бейруте результатом подрыва бомбы или какого-либо еще внешнего вмешательства, заявил президент страны Мишель Аун накануне.

Он также подчеркнул, что не будет обращаться за международной помощью для расследования трагедии — вопреки призывам местных и иностранных организаций, а также президента Франции.

Жертвами взрыва, прогремевшего в Бейруте вечером 4 августа, стали по меньше мере 158 человек, пострадавших — около пяти тысяч. Десятки людей до сих пор числятся пропавшими без вести. Взрывная волна нанесла значительные повреждения многим зданиям в городской черте, постройки вблизи от места происшествия полностью уничтожены.

Аммиачная селитра применяется как азотное удобрение, однако при смешении с алюминиевой пудрой и нефтепродуктами, такими как мазут, она становится взрывчатым веществом.

Почему селитру не вывезли из порта

На данный момент понятно, что ряд ливанских чиновников в течение многих лет знали об опасности аммиачной селитры в порту посреди густонаселенного города.

Представители таможни, вероятно, ожидая общественного гнева, быстро слили в СМИ документы, призванные показать, что ответственность лежит не на них.

Между 2014 и 2017 годами они отправили не менее пяти писем в суд, прося разрешения экспортировать или продать селитру. На основе этих документов складывалось впечатление, что сотрудники таможни сделали все, что могли, не получив ответа от судебных органов.

Однако у этой версии развития событий быстро выявились уязвимые места.

Рияд Кобайси, журналист-расследователь местного СМИ Al Jadeed, много лет расследовал коррупцию в порту и на таможне Бейрута.

В ночь после взрыва он предложил свою версию: письма просто не соответствовали надлежащим процедурам, и судья неоднократно указывал на это, запрашивая дополнительную информацию.

По словам журналиста, сотрудники таможни в ответ просто продолжали отправлять то же самое письмо.

По запросу министерства транспорта судья изначально дал разрешение на разгрузку судна, оговорив, что груз нужно хранить в подходящем для этого месте, соблюдая все меры безопасности.

«Министерство отправило его в порт и передало таможне, — рассказал Би-би-си Низар Саргийе из местной неправительственной организации Legal Agenda — Это была большая ошибка. Закон прямо запрещает хранение взрывчатых веществ в порту.»

«Судья не допускал ошибки, есть закон, согласно которому, если судно с опасным грузом тонет, судья может разрешить разгрузку, — говорит он. — Министерство передало ответственность таможне. Судья передал ответственность министерству, министерство передало его таможне»

По его мнению, груз можно было продать — таможня имела на это право — или запросить разрешения уничтожить груз или даже уничтожить его, не спрашивая.

«Все, что они сделали, — это отправили те самые письма», — подводит итог Саргийе.