Никита Митрофанов: Реально ли увидеть на российских заправках бензин по 10 рублей?

Мы — нефтедобывающая страна. И любим смотреть на цену бензина в других странах с таким статусом. Например, в Венесуэле — стране с самыми большими доказанными и из

Фото: 1MI

Никита Митрофанов: Реально ли увидеть на российских заправках бензин по 10 рублей?

Мы — нефтедобывающая страна. И любим смотреть на цену бензина в других странах с таким статусом.

Например, в Венесуэле — стране с самыми большими доказанными и извлекаемыми запасами нефти — литр бензина стоит 2 цента, это примерно 1,52 ₽. У нас запасов нефти в 3-4 раза меньше, так почему наш бензин на заправке хотя бы по 10 рублей за литр не отдают? Давайте разберемся. <…>

Цена на бензин в рублях последние лет 20 имеет исключительно восходящий тренд. Казалось бы, отсутствует логический рыночный элемент — зависимость цены на бензин от стоимости сырья, из которого его производят. Когда нефть дешевеет, бензин должен дешеветь, и наоборот. Но в России бензин в рублях дорожает и при дорогой, и при дешевой нефти.

Что не так с ценообразованием?

Больше 60% стоимости бензина — налоги. Это НДС, НДПИ и акцизы. Что осталось от цены, делят добытчик, нефтеперерабатывающий завод и бензоколонка. Вот и получается, что первый драйвер роста цены литра бензина — растущие акцизы и изменение налогообложения.

Второй момент. Нефть — это сырье с высоким спросом за границей. Очевидно, что выгоднее продавать нефть на внешний рынок — производство и затраты на него в рублях, а выручка получается в долларах. Также за границей готовы платить гораздо больше, чем на внутреннем рынке. И была бы воля производителей нефти, они бы всю добычу направили на экспорт либо продавали сырье по одинаковой цене на внутреннем и внешнем рынке.

Но по такой цене мы могли бы позволить себе меньше бензина, а это спровоцирует народный гнев. Поэтому государство договорилось с нефтяными компаниями: они продают на локальный рынок сырье дешевле, чем на экспорт, а разницу в цене частично компенсирует государство. Это называется демпфер.

И если крупные вертикально интегрированные компании (ВИНКи) могут прибыль извлекать, то независимые сети автозаправок, которые покупают топливо оптом, или НПЗ — не могут.

В итоге бензин только дорожает, потому что:
— растут налоги и акцизы;
— инфляция.

Когда цена нефти падает, производство становится менее выгодным, а маржинальность наращивается за счет повышения цены на бензин.

Когда цена нефти растет, цены не падают из-за низкой конкуренции и нежелания нефтяников реализовать свою продукцию локально, т. к. демпфер компенсирует не всю разницу в цене между импортом и экспортом.

Никита Митрофанов, экономист, автор Telegram-канала «Китайская угроза»