Нефтяной сектор Персидского залива может похудеть на $2 трлн

Всеобщее стремление смягчить последствия изменения климата и стимулировать использование возобновляемых источников энергии угрожает огромным объемам ресурсов, которые производители нефти в Персидском заливе накопили благодаря нефти за последние десятилетия.

Менее чем за полтора десятилетия шесть членов Совета сотрудничества стран Залива — Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар, Саудовская Аравия и ОАЭ — столкнулись с тем, что их совокупное богатство на $2 трлн будет уничтожено, если они не ускорят фискальные реформы и не увеличат свои ненефтяные доходы и ненефтяную долю в своих странах, чтобы быть готовыми к миру, который достигнет пикового спроса на нефть.

В отчете на прошлой неделе МВФ заявил, что членам Совета сотрудничества стран Залива срочно нужны более глубокие реформы в экономике, доходах и способах расходов, чтобы сохранить чистое финансовое благосостояние на следующие 20 лет, когда мировой спрос на нефть достигнет своего пика.

Угроза нефтяному богатству Ближнего Востока

По словам МВФ, при нынешних темпах фискальных реформ, доходов и расходов состояние шести нефтедобывающих стран в $2 трлн истощится к 2034 году.

Фундаментальные изменения на рынках нефти с повышенным вниманием к вопросам климата и потенциальным налогам на выбросы углерода создают огромную проблему для стран ССЗ. В совокупности они производят более одной пятой мировых поставок нефти.

Некоторые страны региона уже начали проводить реформы, включая сокращение субсидий на топливо и воду или устанавливать для граждан других стран рыночные цены на бензин по сравнению с субсидированными ценами для граждан.

Тем не менее, текущих реформ в GCC будет недостаточно, сказал МВФ. Простая экономическая диверсификация от нефти — труднодостижимая цель. Она не остановит сокращение богатства основных производителей нефти на Ближнем Востоке. По данным фонда, странам ССЗ надо значительно увеличить свои ненефтяные доходы.

Но тогда даже более высоких ненефтяных доходов может быть недостаточно — правительства будут вынуждены провести сокращения штатов, чтобы снизить государственные расходы, сказал МВФ.

«Здесь возможна рационализация других категорий расходов, включая реформирование крупной государственной службы в регионе, сокращение государственных расходов на заработную плату, слишком высокой по международным стандартам. Помимо укрепления государственных финансов, эти реформы также сократят перекосы на рынке труда и будут способствовать развитию частного сектора», — отметили в фонде.

Но Ближнему Востоку трудно избавиться от зависимости от нефти.

Нефтяные государства на Ближнем Востоке начали проводить некоторые реформы после падения цен на нефть в 2014–2015 годах, когда большая часть государственных бюджетов испытывала дефицит, поскольку доходы от нефти — основного источника доходов и государственных расходов на поддержку экономики — сократились вдвое.

Крупнейший производитель в регионе и крупнейший в мире экспортер нефти, Саудовская Аравия, испытывает огромный дефицит через 5 лет после падения цен на нефть. У королевства есть план Видение-2030 по диверсификации экономики от нефти, включая финансирование за счет поступлений от IPO Saudi Aramco, тем не менее, королевство стремится привлечь прямые иностранные инвестиции.

Таким образом, оно продолжает делать большие ставки на то, чтобы заблокировать будущий спрос на свою нефть с помощью совместных предприятий на ключевом рынке нефти в Азии. Aramco продолжает заключать сделки по переработке в Китае и Индии, стремясь обрести мировое лидерство в сфере переработки и маркетинга.

По данным ОПЕК, на нефтегазовый сектор Саудовской Аравии приходится около 50% ее ВВП и около 70% экспортных поступлений.

Другими словами, нефть составляет половину экономики Саудовской Аравии. И будет реализован план Видение-2030 или нет, королевству будет сложно избавиться от зависимости от нефти, даже если оно и пытается это сделать.

Однако перед саудовцами стоит проблема: без нефти Саудовская Аравия теряет ключевой рычаг влияния в региональной и международной политике. Это огромные запасы нефти королевства, которые оплачивают щедрый образ жизни Дома Сауда, семьи, правящей абсолютной монархией, единственной страной в мире, которая носит имя своих правителей.

ОАЭ наряду с Саудовской Аравией и Кувейтом не так сильно зависит от нефти. Только 30% экономики ОАЭ напрямую основано на добыче нефти и газа. Абу-Даби — это эмират, наиболее зависимый от спроса на нефть и цен на нефть, а Дубай — одно из лучших туристических направлений класса люкс, который прекрасно обходится без запасов нефти.

По данным МВФ, у Кувейта есть огромный суверенный фонд благосостояния, который поможет справиться с полным истощением благосостояния до 2052 года.

Но Кувейт сильно зависит от нефти. Согласно данным ОПЕК, на нефтегазовый сектор приходится около 40% его ВВП и колоссальные 92% экспортных доходов.

«Уход экономики из нефти полностью зависит от появления динамичного ненефтяного сектора, который создаст рабочие места для растущей рабочей силы», — говорится в докладе МВФ в прошлом месяце.

Оман и Бахрейн из GCC (но не члены ОПЕК) наиболее уязвимые производители перед ожидаемым пиковым спросом на нефть. Катар — благодаря его огромным запасам природного газа и ожидаемому росту мирового спроса на газ — может быть избавлен от финансового давления, которое испытают на себе его соседи в ближайшие 20 лет.

Дилемма, связанная с изменением климата

Усилия по борьбе с изменением климата затронули крупнейшие нефтедобывающие компании на Ближнем Востоке — Saudi Aramco и Национальную нефтяную компанию Абу-Даби (ADNOC). Сейчас Aramco открыто говорит об изменении климата, представляя исследования по снижению выбросов, а ADNOC гордится тем, что входит в пятерку компаний с самыми низкими выбросами парниковых газов в нефтегазовой отрасли.

Ирония в том, что из-за своего географического положения производителей нефти на Ближнем Востоке в большей степени коснется изменение климата в ближайшие годы, чем производителей нефти на севере.

Джим Крейн, Уоллес Уилсон, сотрудники Rice University’s Baker Institute, отмечают, что производители нефти в Мексиканском заливе «получат наибольшую пользу от снижения текущих накоплений углерода в атмосфере и связанных с ними затрат на адаптацию».

«Нефтяные страны Персидского залива должны воспринимать изменение климата с большей тревогой, чем северные производители нефти, такие как Россия, Канада и Норвегия, которые понесут более слабый краткосрочный ущерб — или даже выиграют — от потепления климата», — написал Крейн.

МВФ заявил на прошлой неделе, что «странам-экспортерам нефти, возможно, придется подготовиться к постнефтяному будущему, скорее, чем они думали».